English
"знакПатента ©"
Компания патентных поверенных России. 
В патентном деле с 1975 года

 

Главная

 

О компании

 

Наши партнеры

 

Статьи, вопросы и ответы

 

Деловые бумаги и документы

 

Платежи и реквизиты

 

Контакты

 

« Вернуться к списку

ПАТЕНТНОЕ РЕЙДЕРСТВО ИДЕТ В РОССИЮ
(с сокращениями из журнала Компетентность №4-5-85/86-2011)


Патентное рейдерство идет в Россию

Г.В. Панкина ректор ГОУ ДПО «Академия стандартизации, метрологии и сертификации (учебная)» (АСМС),
Л.А. Сашина доцент кафедры «Неразрушающий контроль» АСМС,
А.А. Слыхов патентный поверенный РФ,
Т.М. Терешкина Евразийский патентный поверенный, патентный поверенный РФ,

Патентное (интеллектуальное) рейдерство получило широкое распространение во многих странах мира. Как правило, целью рейдерских захватов является не защита интеллектуальной (промышленной) собственности (ИС), а принуждение предприятий, компаний или отдельных лиц либо к выплате компенсаций, либо к покупке патентов или лицензий.
Объекты интеллектуальной собственности – патенты на изобретения, промышленные образцы, полезные модели, свидетельства на товарные знаки и программы ЭВМ – являются нематериальными активами предприятия, но их цена может намного превышать стоимость основных активов компании [1]. Поэтому мишенью рейдерских атак все чаще становятся фирмы, ведущие научно-исследовательские, проектные, опытно-конструкторские работы, владеющие ноу-хау, изобретениями и другими объектами ИС.
В большинстве случаев присвоенная в результате рейдерских действий интеллектуальная собственность не используется по назначению, что тормозит научно-технический прогресс, прогрессивные технические направления, препятствует развитию инновационной деятельности [2]. Особую опасность рейдерские атаки представляют для предприятий и организаций наукоемких отраслей, таких как машиностроение, авиа- и ракетостроение, электронная и радиопромышленность, судостроение, химическая и фармацевтическая промышленность, все виды новых исследований и разработок.
Патентное рейдерство
В США патентное рейдерство получило название «троллинг», а люди и фирмы, занимающиеся им, стали именоваться патентными троллями. Патентный тролль – это физическое или юридическое лицо, специализирующееся на предъявлении патентных исков; это владелец патентов, который не ведет по ним производственной деятельности [3].
В Европе используют понятия «патентный киллер», «патентный диверсант», а сам процесс называют патентным рэкетом или интеллектуальным захватом.
Стратегия патентных рейдеров предусматривает:
– получение прав на заявку или на зарегистрированный объект интеллектуальной собственности;
– лишение указанных прав подлинного заявителя или правообладателя;
– приобретение права использования объекта ИС (или лишение такого права подлинного пользователя);
– внесение изменений в зарегистрированный договор (включая его расторжение) по использованию объекта интеллектуальной собственности, прекращение его правовой охраны.
Действуя в рамках законодательства, патентные тролли:
– приобретают большое число патентов по перспективным направлениям научно-технического развития, скупают патенты на значимые изобретения, авторы которых не в состоянии реализовать их самостоятельно, а также на усовершенствования, служащие дополнением к патентам изделий, имеющих успех на рынке. Дождавшись, когда крупные фирмы начнут использовать эти изобретения в промышленных масштабах, патентные тролли предъявляют к нарушителям свои иски;
– изучают патент производителя, находят его слабые места и варианты дополнительных пунктов и патентуют их;
– исследуют выпускаемую продукцию на незапатентованные позиции и оформляют на них свой патент;
– анализируют известные выпускаемые изделия и получают на них патенты за счет патентной софистики;
– регистрируют известный товарный знак на свою некачественную продукцию;
– следят за оплатой пошлин и при просрочке немедленно регистрируют патент на себя;
– используют «зонтичные» патенты, блокируя целые направления научных исследований.
Традиционная для патентного рейдерства легализация прав на неимущественные активы происходит путем регистрации лицензионного соглашения либо договора об отчуждении прав на объект ИС. Поскольку действия патентных рейдеров легальны, они находят поддержку в суде, других инстанциях, контролирующих исполнение законов.
Патент призван защитить права изобретателя, позволить ему получать доход от своего изобретения, а самому изобретению – воплотиться в товарах, услугах и технологиях, которые будут этот доход приносить. Патент – это охранная грамота, удостоверяющая исключительное право, авторство и приоритет изобретения, полезной модели либо промышленного образца.
В то же время патент – юридический инструмент, который позволяет, не отступая от действующего законодательства, заниматься вымогательством, шантажом легального бизнеса. Весьма часто обладателями патентов оказываются люди, весьма далекие от изобретательства. Их оружие – доскональное знание технологий получения патента, виртуозная игра формулировками, опыт ведения судебных дел и хорошее знание законов.
Сегодня патенты все чаще используются не как основа производства и продажи товаров, а как средство устранения конкурентов и вымогательства, нередко в глобальном масштабе. Приобретение патентов «портфельным способом» стало для некоторых крупных компаний «стратегией взаимного сдерживания» [2, 4].
Например, японская автомобильная компания Nissan подает на немецкий концерн BMW в суд, утверждая, что используемая в автомобилях BMW технология колеса защищена патентом, принадлежащим компании Nissan. Ответчик подает встречный иск, в котором указывает, что используемая Nissan технология самодвижущейся коляски защищена патентом, принадлежащим компании BMW. Проанализировав судебные перспективы, оба автогиганта заключают мировое соглашение и продолжают скупать новые патенты по всему миру [4].
На родине явления…
Рассмотрим деятельность патентных троллей на родине этого явления – в США [5].
Несмотря на то что свое прозвище патентные шантажисты получили относительно недавно, изобретателям приходилось сталкиваться с ними еще в XIX веке. Так, в 1879 году Томас Эдисон был вынужден выкупить патент на созданную им лампу накаливания с углеродной нитью у канадцев Мэтью Эванса и Генри Вудворда [6].
В наши дни в этой сфере весьма преуспела компания Intellectual Ventures, по некоторым данным контролирующая три-пять тысяч патентов. Компания скупает по бросовым ценам патенты на технологические решения у компаний-неудачников и старые патенты. Компания оплачивает деятельность 25 изобретателей и содержит трех-четырех штатных сотрудников, работающих над идеями, которые смогут принести прибыль через пять-шесть лет, что считается вполне приемлемым сроком для венчурного капитала.
Широко известной фигурой в американском инновационном бизнесе стал Джером Лемельсон, заработавший миллиард долларов на имеющихся у него патентах, многие из которых пролежали более тридцати лет, прежде чем корпорации взяли их на вооружение, выплатив владельцу достойные отступные, в том числе выиграв несколько десятков процессов [6].
Публикации в американской прессе свидетельствуют, что сегодня на рынке США существует множество компаний, единственным и весьма прибыльным занятием которых являются скупка всевозможных патентов (иногда вместе с компанией-патентообладателем) и последующее предъявление исков крупным фирмам, выпускающим соответствующее оборудование.
Тем не менее действия патентных троллей часто поддерживают изобретатели и небольшие фирмы, по финансовым причинам не способные ни реализовывать свои изобретения, ни защищать права на них в дорогостоящих судебных спорах. По разным оценкам юридические расходы на патентный спор для компаний в США составляют $ 5–10 млн. Многим фирмам это не по карману, поэтому бизнесмены предпочитают заплатить менее существенные суммы троллям, чем ввязываться в тяжбу [7].
Известно, что в США крупные фирмы часто используют негативный образ патентных троллей для запугивания изобретателей-одиночек, чтобы завладеть их идеями, блокируя тем самым появление альтернативных продуктов. Поэтому различие между троллем и добросовестным владельцем патента часто остается размытым. Примером может служить реакция прессы на тяжбу между корпорацией IBM, владеющей более чем 40 тысячами патентов по всему миру, с крупнейшим онлайн-ритейлером Amazon [3].
Изучив данную проблему, Верховный суд США принял решение, однозначно ориентирующее стороны спора к досудебному разрешению подобных конфликтов. Проблема эта действительно сложна и неоднозначна: владелец интеллектуальной собственности имеет право совершать любые не противоречащие законодательству действия со своим патентом: он может реализовать идею эксклюзивно, запрещая аналогичные разработки, или разрешить распоряжаться данным патентом другим лицам. А выплата солидных штрафов первыми правонарушителями вынудила других исправно делать соответствующие лицензионные отчисления.
В последнее время, после принятия ряда мер в патентном законодательстве, патентным троллям стало труднее работать, однако в области IT-бизнеса, который развивается очень быстро, завладев патентом, описывающим ключевую технологию, можно через пять–десять лет рассчитывать на весомые роялти со стороны корпораций, совершенствующих свою продукцию [8].
… и в России
В России патентные тролли появились в 90-е годы. Тогда некоторые фирмы и отдельные патентные поверенные зарегистрировали на себя многие известные иностранные торговые марки, а когда те появлялись на российском рынке, подавали на них в суд и получали неплохой доход.
Как правило, цель российских рейдеров – спекулятивная перепродажа захваченной собственности, что приводит к развалу производственных предприятий. По экспертной оценке «в России проблема состоит не в том, что есть рынок недружественных поглощений, а в том, что он слабо регламентирован, почти неуправляем, сильно коррумпирован. Не то плохо, что захватывают заводы, а то, что преступными, в том числе коррупционными методами, попирая право собственности, захватывают даже эффективные предприятия, которые потом могут быть уничтожены. Тем самым наносится урон промышленному потенциалу и безопасности страны» [9, 10].
В России патентному рейдерству способствуют недооценка интеллектуальной собственности как экономической категории, причем на всех уровнях: от хозяйствующего субъекта до государственных органов исполнительной власти, и вследствие этого отсутствие комплексной защиты объектов ИС грамотно оформленными патентами. Тот факт, что по уровню защиты авторских прав наша страна занимает 115-е место в мире, также стимулирует активность патентных шантажистов [11].
До сих пор не определена судьба большого числа технических решений советского периода, оформленных авторскими свидетельствами, многие из которых в годы приватизации были безвозмездно отданы частным фирмам. По оценкам экспертов, объем защищенной интеллектуальной собственности России не превышает сегодня 1 % [2].
Своей успешностью патентное рейдерство в России обязано в том числе дороговизне и длительности процессов, которые добросовестный участник рынка должен применять при защите своих объектов интеллектуальной собственности: многие компании предпочитают откупиться, рассчитывая таким образом сэкономить время и деньги. Однако, заключив однажды соглашение с патентным рейдером, они де-факто признают его права и делают единоличным хозяином своего бизнеса: теперь лишь от него зависят размеры лицензионных платежей, только он решает – продавать или не продавать им право продолжать бизнес [8].
В договорных отношениях заказчика и исполнителя тоже есть место патентному рейдерству, поскольку в договорах на выполнение научно-исследовательских разработок (НИР) и опытно-конструкторских работ (ОКР) согласно Гражданскому кодексу РФ права на интеллектуальную собственность принадлежат разработчику, который, получив патенты на свои разработки, может переуступить их третьим лицам и тем самым негативно влиять на производство объектов ИС.
Государственный заказчик вместо права на интеллектуальную собственность получает от подрядчиков только результаты выполненных работ, поэтому он не может использовать создаваемые объекты ИС и учитывать их в составе своих нематериальных активов, что фактически является патентным захватом и приводит к значительным экономическим потерям.
У промышленных предприятий патентные рейдеры имеют возможность [2]:
– вымогать денежные средства по претензиям, возникающим у патентообладателей;
– блокировать их производственную деятельность в конкурентных целях;
– захватывать материальные активы в полном объеме, предъявляя иски по использованию нематериальных активов.
В результате государство недополучает бюджетные средства в виде налогов от хозяйствующих субъектов, использующих объекты ИС, от внутренних и экспортных лицензионных сделок. Представляет опасность и неконтролируемый процесс продажи патентов иным лицам. При этом нужно иметь в виду вероятный выброс на рынок огромного количества объектов ИС, патенты и свидетельства на которые либо просрочены, либо неправильно оформлены [9].
Согласно российскому патентному законодательству обладатель патента может требовать пресечения действий лиц и организаций, нарушающих его исключительные права, возмещения ими убытков, выплаты компенсаций и даже изъятия материальных ценностей у изготовителей, хранителей, перевозчиков и продавцов незаконной продукции. В соответствии со статьей 147 Уголовного кодекса РФ незаконное использование изобретения, полезной модели, промышленного образца влечет за собой крупный штраф или лишение свободы на срок до двух лет [12]. Если речь идет о действительном нарушении исключительных прав, например об откровенных подделках известных товаров или другом очевидном контрафакте, то закон оказывается на стороне правого. Но если владельцем патента является патентный тролль, закон становится инструментом давления на бизнес.
В России патентное рейдерство часто используется для захвата продукции конкурента. Нередко из-за конфликта бывшие коллеги разделяются, но каждый продолжает выпускать ту же продукцию. При этом тот, кто первым успевает ее запатентовать, получает право обращаться в суд, обвиняя бывшего коллегу в нарушении своих патентных прав, и выигрывает судебный процесс. Если деятельность предприятия-ответчика основывалась на патентах, это нередко приводит к продаже предприятия, то есть к захвату его конкурентами.
Методы рейдерского захвата
Патентное рейдерство начинается со сбора информации, в ходе которого определяются производственные или торговые компании, которые:
– имеют стабильный оборот;
– готовятся выйти на российский рынок и обладают инвестиционным ресурсом для развития бизнеса;
– применяют сложные наукоемкие решения или предлагают сложные технические товары;
– используют известные товарные знаки [12].
Наметив жертву, рейдеры патентуют используемые ею изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки и т.д. Поскольку каждое техническое решение, реализуемое в конечном продукте или при его производстве, практически запатентовать невозможно, любое предприятие, даже при высокой степени патентной охраны, способно пострадать от подобных действий. Наиболее уязвимыми оказываются торговые компании: часто, не имея собственных специалистов по охране интеллектуальной собственности, они не могут оценить степень риска, которому подвергаются при импорте и введении в оборот своих товаров, и принять превентивные меры.
Рейдерская атака обычно начинается с процесса устрашения жертвы с привлечением правоохранительных органов, которые проводят так называемые «контрольные закупки», обыски, опечатывают склады, что парализует производственную и коммерческую деятельность организации.
После регистрации прав на объекты интеллектуальной собственности происходит рейдерский захват. Классическим вариантом является предъявление требований незамедлительно заключить с правообладателем лицензионные соглашения либо полностью выкупить права под угрозой уголовного и административного преследований. Однако известны случаи, когда патентные тролли в обмен на лицензионное соглашение требовали продать им блокирующий пакет акций, то есть, по сути, захватывали предприятие.
Существуют различного рода фонды, где отдельные лица обладают правами на большое число изобретений. Так идет накопление интеллектуального потенциала для будущих рейдерских атак. В [2] приводится пример патентования импортной продукции работниками госструктур для воздействия на поставщиков.
Иногда производственная компания в целях защиты от недружественного поглощения патентует базовые производственные технологии и объекты ИС на владельца или основных акционеров бизнеса. Однако владелец компании по сговору с третьими лицами может оформить патенты на них, а потом продать бизнес ничего не подозревающему покупателю, от которого новоиспеченные патентные тролли начинают требовать выплаты компенсаций за использование патентов или заключения лицензионного договора [10].
Согласно российскому законодательству патенты можно получать одновременно на изобретения и на полезные модели. В первом случае нужно доказывать новизну, так называемый изобретательский уровень, промышленную применимость изобретения. Полезные модели подобной экспертизы не проходят, хотя получаемые на них патенты имеют такую же силу, как и патенты на изобретения.
Рост числа запатентованных и зарегистрированных полезных моделей является одним из признаков расширения патентного рейдерства в России. Так, в 2010 году на выдачу патента Российской Федерации на полезную модель было подано 12262 заявки, что на 9,94 % больше, чем в 2009 году, в том числе:
– российскими заявителями – 11757 заявок, что на 9,59 % больше, чем в 2009;
– иностранными заявителями – 505 заявок, что на 18,82 % больше, чем в прошлом году [17].
Эти цифры говорят и об активизации зарубежных фирм на российском рынке.
В отличие от американских троллей, обращающихся в суд с гражданскими исками, российские патентные рейдеры обычно подают судебные иски о возбуждении уголовных дел в отношении руководства компаний, что является питательной средой для коррупции. Так, руководитель представительства одной английской фирмы в течение нескольких лет находился под подпиской о невыезде, потому что некие российские граждане запатентовали полезную модель на «подвесные полы», много лет выпускаемыми этой компанией, обвинив ее руководство в контрафакте [13].
С помощью зонтичного патентирования иностранные фирмы в России часто получают патенты на идеи за небольшие деньги или путем обмана, чем закрывают прогрессивные технические направления, заставляя наших разработчиков идти «в обход», теряя средства и время [14, 15].
Одним из перспективных направлений патентного рейдерства становится скупка идей изобретателей-одиночек или финансово необеспеченных фирм на стадии заявок на объекты ИС.
В России недостаточное внимание уделяется патентованию научных разработок. Ученым необходимо публиковаться в научных журналах. Часто в их статьях излагаются идеи, представляющие немалую коммерческую ценность, но не имеющие патентной защиты, что дает возможность иностранным компаниям беспрепятственно (и бесплатно) эти идеи использовать.
После вступления России в ВТО возрастут размеры пошлин за патентование для российских граждан и юридических лиц, что лишит возможности патентной защиты многие научные учреждения с недостаточным финансированием. Это также может стать причиной активизации патентных троллей [7].
Как видим, в российском законодательстве имеется немало белых пятен, позволяющих патентным рейдерам активно действовать, оставаясь в границах правового поля.
Патентные рейдеры в России
Широкую огласку в нашей стране получили попытки патентного шантажа известных компаний российским обладателем патентов О.О. Тихоненко [7]. В 2008 году он получил три патента на полезные модели амортизаторов и сразу же предъявил требования к 49 компаниям, реализующим соответствующие автозапчасти иностранного производства. Цена предложения по урегулированию конфликта составила более $ 30 млн. По заявлению Тихоненко УБЭП ГУВД в массовом порядке начал проводить контрольные закупки и опечатывать склады фирм-дистрибьюторов в Москве, Новосибирске, Хабаровске, Екатеринбурге, Владивостоке, Омске и других городах.
Коллегия Палаты по патентным спорам Роспатента смогла аннулировать патенты Тихоненко лишь в ноябре 2009 года [16].
Аналогичная схема давления была реализована в 2006 году в отношении компаний «Моторола» и «Евросеть», когда гражданин Панов П.А. на основании зарегистрированных им на свое имя патентов с помощью правоохранительных органов изъял у «Евросети» сотовые телефоны «Моторола» на сумму, превышающую $ 20 млн [10].
Патентное рейдерство в сфере стандартизации, метрологии и сертификации
Средства технического регулирования в области стандартизации, метрологии и сертификации базируются на технических решениях и разработках испытательного оборудования и контрольно-измерительных приборов стандартизованного ряда, значительная часть которых защищена российскими патентами на объекты интеллектуальной (промышленной) собственности. При этом каждый рекомендованный стандартами прибор и оборудование маркированы и защищены средствами индивидуализации – товарными знаками, имеющими государственную регистрацию в Роспатенте.
Патентному рейдерству подвергаются как запатентованные, так и незапатентованные объекты интеллектуальной собственности. В результате приборы и оборудование, незапатентованные, но используемые в стандартах, сертификационных испытаниях и метрологии на основании Гражданского, Уголовного, Административного и Таможенного кодексов, а также некоторых законов могут быть признаны контрафактными, нарушающими исключительные права патентообладателей – патентных рейдеров. В результате этого возможны крупномасштабные и локальные сбои в системе стандартизации, метрологии и сертификации.
За рубежом организации, участвующие в подготовке стандарта и имеющие патенты на технические решения, необходимые для его применения, обязаны предоставлять лицензию на использование запатентованной технологии и устройств для реализации данного стандарта каждому обратившемуся. В России правовое регулирование процессов использования в стандартах запатентованных технических решений практически не действует.
Заключение
В российском законодательстве имеется немало белых пятен, позволяющих патентным рейдерам активно действовать, оставаясь в границах правового поля. Цель российских рейдеров – спекулятивная перепродажа захваченной собственности, что часто приводит к развалу производственных предприятий
Наличие патентов – это не только правовая защита, но и средство борьбы с рейдерскими захватами научно-технических разработок, изделий, средств их индивидуализации и самих предприятий
Для защиты от патентных троллей необходимо патентовать свои объекты интеллектуальной собственности, в том числе товарные знаки, бренды, этикетки, наклейки, упаковку и т.п.
Это особенно актуально для вновь создаваемых компаний. При этом важно использовать технологию постановки «на баланс предприятия» товарных знаков и промышленной собственности, что существенно сократит налоговое бремя организации и окупит все расходы на создание и патентование ИС.
Чтобы не стать жертвой патентных рейдеров, нужно своевременно регистрировать свои права на интеллектуальную собственность, своевременно продлевать срок действия патентов, проводить тщательную экспертизу заявленного на патентную охрану объекта ИС, не передавать дилерам подробных технических сведений о продукте и не позволять им патентовать на себя технические решения.
При атаках патентных троллей необходимо обращаться в Палату по патентным спорам Роспатента или в уполномоченный орган иностранного государства при соответствующем национальном патентном ведомстве.
Наличие патентов – это не только правовая защита, но и средство борьбы с рейдерскими захватами научно-технических разработок, изделий, средств их индивидуализации и самих предприятий.
Список литературы
1. Как захватывают бизнес. http://www.patent-ru.ruhttp: // www.kraspatent.com/obshchestvo/59-kak-zaxvatyvayut-biznes.html.
2. Виговский Е.В. Рейдерство в сфере нематериальных активов // Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование. – 2009. – № 3.
3. Денисов Д. Осторожно, злые патенты // Бизнес-журнал. – 2008. – № 18.
4. I-contester: Поляна троллей. – i-contester.livejournal.com / 7274.html.
5. Уотерс Р. Патентный тролль // Санкт-Петербургские ведомости. – № 77 от 2 мая 2006 г.
6. Насакин Р. Искусство неприятных сюрпризов: патентные ловушки // Компьютерра. – 2007. – № 10.
7. Зиновьев И.В. Похитители патентов // Коммерсантъ-Деньги. – 2010. – № 6.
8. Кравец Л.Г. Патентные войны на «диком» Западе // Изобретательство. – 2002. – № 3.
9. Малин В.П. Идентификация заявителя при регистрации прав на интеллектуальную собственность // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. – 2007. – № 10.
10. Васильева Е.М. Патентное рейдерство // Корпоративный юрист. – 2010. – № 3.
11. Михайлов Л.М. Патент в России меньше чем патент / Российская газета. – 2007. – № 4554.
12. Васильева Е.М. Защита промышленной собственности, http://www.all-rights.info/ main_ menu/patent_pravo/zashhita-promyshlennojj-sobstvennosti.html.
13. Российские тролли – кто они? / http://slon.ru/blogs/arievich/post/194376.
14. Войтович Е.И., Давыдова Е.Л., Линник Л.Н., Тимофеенко Л.П. Влияние поражающих патентов на формирование рынка интеллектуальной собственности в РФ. www.tgl.ru/files/upload/Voytovich.doc.
15. Нетупский П.И. Патентные тролли или санитары бизнеса? // Финанс. – 2010. – № 17.
16. Денисов Д. Интеллектуальное мародерство без взлома. http://www.dv-reclama.ru/?p_id =816.
17. Анализ изобретательской активности в регионах Российской Федерации. Отчет о деятельности Роспатента за 2010 г. – www.fips.ru.

Панкина Г.В ректор АСМС, Сашина Л.А. доцент АСМС, Слыхов А.А. патентный поверенный РФ, Терешкина Т.М. евразийский патентный поверенный, патентный поверенный РФ
    Biramax 2005-2017